Войти

Забыли свой пароль? Регистрация
Беседы об Австрии
Искусство улиц. «Сорви себе стихотворение»

Искусство улиц. «Сорви себе стихотворение»

Именно под таким заголовком новостные ленты Вены выпустили анонс о литературном вечере творческого объединения «Anima Incognita». Хочется отметить, что Вена, как и вся Австрия, немыслимы не только без музыки, но и без литературных мероприятий. И тут даже Ковид не может внести изменения.

Вечер был посвящен прославленному стихотворцу, уроженцу Вены Гельмуту Зееталеру, названному прессой «листовочным поэтом». Более двух тысяч судебных разбирательств почти за 30 лет деятельности не смогли остановить его от распространения по городу листовок с собственными общественно-критичными стихами. Они сотнями висели и висят на станциях метро, на деревьях, ограждениях строительных площадок и фонарных столбах. Каждый может сорвать себе стихотворение, также как люди срывают цветы. «Таким образом мои творения доходят даже до тех, кто не склонен читать книги», – говорит сам поэт.

Некоторые журналисты и известные литературные критики нередко пишут в своих заметках и колонках о том, как встречают его за работой на улице, на станциях метро и автобусных остановках. Зееталер использует двусторонний скотч, которым в считаные секунды обматывает колонны фонарных столбов и другие заметные прохожим поверхности и начинает ловко приклеивать заранее заготовленные листочки со своими стихами. А между ними то и дело появляется листок, где крупными буквами написано: «Сорви себе стихотворение!» Одни пассажиры кидают на него любопытные взгляды, другие останавливаются, читают и даже срывают листочки, чтобы унести с собой.

Helmut_Seethaler_20100409_on_air.jpg

«Моя поэзия доступна каждому!» – гордо возвещает автор.

Как он создал себе имя? После окончания школы, в 1974 году, был опубликован его первый сборник стихов. Скоро поэт понял, что таким образом он не завоюет того количества читателей, которого ему хотелось. Дело не в гонорарах, решил он, а «в ушах, которые умеют слушать». Он мечтал напрямую говорить с людьми, взаимодействовать с ними каждый день, быть на слуху и быть заметным.

С его тягой к критике общественных устоев можно было бы, конечно, стать политиком, но он решил остаться поэтом и начал расклеивать критические стихи на стенах Вены. Однако, как выяснилось, в Австрии запрещены не только заранее не заявленные демонстрации, но и такого рода неофициальная уличная лирика. Полиция неистовствовала. К ней присоединились предприятия общественного транспорта, муниципалитет и многочисленные частные лица. Именно им приходилось нанимать людей и платить за то, чтобы те убирали стихотворения Зееталера с заборов и стен.

В целом, история взаимодействия Зееталера с обществом весьма курьезна. С одной стороны, город то и дело предъявлял Зееталеру иски о возмещении ущерба (расходы на удаление листовок), а с другой – от того же города ему присуждались гранты на развитие его искусства. Источником существования листовочного поэта и является как раз эта самая материальная поддержка. Он время от времени получает литературные стипендии, а также материальную помощь со стороны его поклонников и спонсоров. Мало того, ему даже удается использовать квитанции по уплате штрафов как рабочие расходы.

Примечательно, что социальный фонд, поддерживающий людей искусства, выдает Зееталеру около тысячи евро ежегодно на творческие поездки. «Так меня уже экспортировали в Париж, Будапешт и на книжную выставку во Франкфурт», – смеется поэт. Сейчас он находится в Берлине, где в течение четырех недель знакомит немцев со своей листовочной поэзией.

По уверениям Зееталера, в Берлине не возникает тех проблем, которые его преследуют в Вене. В его родном городе на него ополчаются не только чиновники и, как он их называет, полицейские эксперты в области искусства. Его не раз поругивали простые прохожие, как-то раз даже пытаясь применить физическую силу. «Вена всегда ищет то, что вызвало бы недовольство, – шутит Зееталер, – раньше меня сильно задевали насмешки и замечания, а теперь я этим даже наслаждаюсь!». В настоящее время, однако, властями Австрии готовится новый, более строгий закон о расклеивании плакатов. «Что ж, в таком случае придется удвоить и утроить усилия!» – не сдается автор.

А пока упорному поэту был посвящен литературный вечер, в котором приняли участие восемь его коллег. Их стихи, а также тексты других членов творческого объединения, отпечатанные на обрывках цветной бумаги, были развешены в саду и в помещении литературного кафе Heinrich. Таким образом, другие его посетители тоже могли сорвать для себя полюбившееся стихотворение. Вел вечер искусствовед и галерист Хуберт Турнхофер. Именно он и поведал собравшимся эту примечательную историю уличного искусства, сравнив творчество Зееталера с создателями граффити. Те точно так же, с одной стороны, до сих пор подвергаются гонениям, а с другой – многие их работы признаны произведениями искусства. С некоторых пор власти Вены отдают творцам граффити целые кварталы, например, каменные стены, идущие вдоль Дунайского канала. Он был облицован гранитом еще по распоряжению кайзера Франца-Иосифа, а теперь его набережные стали любимым местом отдыха венской молодежи. И даже в наше ковидное время они до такой степени забиты народом, что полиции приходится следить за соблюдением социальной дистанции и масочного режима.

Вот так и живет сегодня Вена, хотя и привыкла к ограничениям эпохи коронавируса.

Helmut_Seethaler_-_'DER_ERSTE_SÄNGER'.jpg

Дополнительная информация

  • Дата публикации:  26.01.2021